Назад к списку

Может ли быть добро злым, а зло добрым?

Человек, из разных внутренних пространств, может про себя сказать:

— «я злюсь» и это отразит суть его переживаний в настоящий момент. Скорее всего, он будет


иметь в виду то, что он испытывает по поводу какой-то конкретной ситуации и людей в ней участвующих, переживает в «здесь и сейчас».


— «я злой» и это отразит его устойчивое качество личности. Тут, наверное, будет иметься в виду то, что человек сам думает о себе или то, что ему говорят о нем самом другие. И это будет касаться некоего устойчивого представления о себе и присутствии в картине миры определенной «призмы» (одной из нескольких), через которую мир воспринимается и через которую строиться контакт с этим миром. Устойчивое качество личности, которое присутствует на постоянной основе и многое определяет в жизни человека, в том, как он строит отношения с другими людьми и миром.


— «я есть зло» и это отразит контекст, в котором живет человек. Скорее это будет подтверждением, что человек напрямую ассоциирует себя с этим контекстом и не видит для себя иного пути. Нет даже идеи и возможности выбора.


И смотря из какого внутреннего пространства мы будем смотреть на свои поступки, «условно плохие» поступки будут очень по-разному интерпретироваться. Если «я злился» и сделал это, то есть признание, что я многогранен и в конкретных обстоятельствах выбрал проявиться именно таким образом, а в следующий раз выбор может быть другим, так как этот выбор делаю я сам. Если «я злой» и сделал это, то есть признание того, что зачастую я выбирал, выбираю и буду выбирать, именно такой способ реагирования и происходить это будет «на автомате». Если «я - зло» и сделал это, то есть признание, что по-иному и не могло быть, что все уже предопределено и никогда не измениться. Т.е. формально разные люди могут делать один и тот же «условно плохой» поступок, при этом исходя из очень разной правды о себе.


И еще раз пробежимся по смысловому ряду «я злюсь», «я злой» и «я есть зло». А теперь в обратную сторону, но в другой модальности. «Я есть добро», «я добрый» и «я ???» (слова «добрюсь» в русском языке нет). И тут появляется интересный факт, сказать , что я живу в контексте добра и ассоциирован с ним («я есть добро») можно, сказать о собственном качестве личности («я добрый») тоже получается, а сказать о переживании/чувстве «я добрюсь (?)», которое присутствует в конкретных обстоятельствах не получается.


И что делают добры молодцы в сказках? Когда злодеи начинают активно проявляться, то добрый молодец терпит-терпит, пытается достучаться до ума разума злодея, всячески дает обратную связь, предупреждает, а потом, осерчав, начинает проявлять силушку богатырскую и тумаками, а где надо пинками восстанавливать мировое равновесие. Т.е. добрый молодец делает это рассердившись (а сердитость – это одно из воплощений широкого спектра того, что мы называем «разозлился»). Добро разозлилось и только после этого проявилось.


Двигаемся дальше. Недавно на youtube был популярен ролик, где какой-то парень с фиолетовым ирокезом ехал то ли на тракторе, то ли на газонокосилке прикрепив вместо сидения средних размеров диван. Он еще что – то пел при этом бравурное. По мне вроде прикольно, но честно говоря, попахивает откровенным идиотизмом (прошу прощения за оценочное высказывание, оно отражает личное отношение автора к увиденному. Ну не увязались у меня деревня и фиолетовый ирокез, да и надежность конструкции была под сомнением.). Но идиотизмом это кажется до тех пор, пока мы эту картину не поместила в контекст «добра». Пока не назвали панка Емелей, не поменяли диван на печь и не упомянули, что перед тем как поехать, надо было еще сказать: «По щучьему велению…». И вот уже немного странновато, но почему бы и нет? Особенно если он в конце ролика восстановил мировое равновесие наказав какого-нибудь «плохиша». Добро может выглядеть довольно странно, а иногда даже глуповато (вспоминаем фильм «Форест Гамп»), а иногда даже по идиотски.


И еще пример. У многих есть знакомые, которые пытаются вести «добродетельный» образ жизни: никого не обижают, слов плохих не произносят, делают правильные и добрые дела, помогают ближним и пр. И про многих из них будет правдой то, что у них проблемы с сердечно-сосудистой системой или в области ЖКТ, или аллергии, или аутоиммунные заболевания и пр., как результат аутоагрессии. Потому что внутреннее напряжение и злость, если их не выражать вовне, обращаются внутрь человека и начинают подтачивать жизненные силы организма, человек начинает болеть. Иными словами, если изо всех сил «не делать зла» другим сдерживая внутренние импульсы, то причиняешь вред самому себе, т.е. делаешь зло уже себе.


И получается парадоксальная вещь. Осознанно или не осознанно лишая себя возможности переживать полный спектр чувств и эмоций (включая гнев, ярость и пр.), лишая себя возможности проявляться «не правильно» (глупо, в том числе и неуместно, спонтанно, непосредственно, буйно и пр.) мы лишаем себя возможности быть добрыми. Мы как будто попадаем в сумрачную зону и ни добра, и ни зла, а эдакого «небытия», «несуществования». Эта сумрачная зона наполнена какими-то абстрактными идеями, мыслями, представлениями, которые не наполнены жизнью, которые не соприкасаются со «здесь и сейчас», представляют из себя мертвых схему. Но наше тело не даст нам долго находиться в этой зоне, потому что оно само по себе всегда соединено с жизнью и оно начнет нам помогать (болея, ломаясь, крича о помощи). Хотя социум будет многих из нас призывать находиться в этой сумрачной зоне, пытаясь призвать нас к «правильному» (общепринятому) поведению. И получается, что с морально – этической точки зрения добро и зло зачастую оказываются мертвыми схемами. А с психологической точки зрения добро – это тот выбор, который я делаю находясь в контакте с самом собой и внешним миром, а зло – этот выбор, который я делаю исходя из желания соответствовать абстрактным схемам и моделям. Может ли зло быть с виду приличным и добрым? Видимо да. На Нюрнбергском процесс на скамье подсудимых сидели с виду приличные люди. Более того, в своем кругу (весьма многочисленном вплоть до 1945 года) они считались моделями для подражания, олицетворяя собой успех, развитие, и много чего еще. Может ли добро быть с виду злым и страшным? Видимо да! Так же как Чудовище, которое берегло аленький цветочек, потом оказалось сказочным принцем.


И в качестве вывода: добро, как бы это внешне не выглядело, – это то, как мы выбираем быть и то, что мы выбираем делать находясь в живом контакте с самими собой и с окружающим нас миром.